Письмо Александра Родченко Варваре Степановой из Парижа, 31 мая 1925 год

Милый Котик!

Получил письмо № 22. Посылаю открытку. Не говори Лиле, что мы с Володей пили (Маяковский — прим. ред.). Володя меня не задержит, а задержат попутчики. Аркин, кажется, едет 7-го, а Дурново 15-го.

По почте еще не получил, как получу — вышлю аппарат Дзиге и телеграмму тебе.

Аппаратик замечательный, маленький, светосила 1:2,7, шторный затвор 1/1000 сек. с футляром. Ходил вечером на выставку смотреть, как горит у нас электричество, народу масса.

Завтра, может быть, поеду с Володей в Версаль после обеда. В воскресенье нет возможности работать, всюду народ.

Все развешиваю. Плакаты мои заняли две стены, графика еще стену, костюмы еще стену. Рисунков текстиля твоих четыре. Любкиных много.

Познакомил Володя с Леже, во вторник придет смотреть мои работы. Как освобожусь, пойдем к нему.

И я уже привык к Парижу, хожу один. Сам обедаю и покупаю вещи, могу ездить на «метре», бродить всюду: в кино, в цирк. Вообще, французы умеют понять иностранца, что ему нужно.

Картины Мориц упакует вместе с к лубом.

Я тут какие хочешь деньги истрачу, аппаратов купил на 6 000 фр., т. е. на 60 червонцев. Ты только не рассказывай всем.

Скажи матери, что Ваське (брату) я написал и получил ответ, и снимок с павильона послал.

Целую вас, ваш Родченко.

Из книги «В Париже. Из писем домой».

 


 

В 1925 году Родченко был отправлен в Париж для оформления советского павильона, на Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств. Ле Корбюзье говорил, что советский павильон — это единственный павильон, на который стоит смотреть.